Главная » 2011 » Август » 27 » Ройзман: от парня с Уралмаша до лица провинциальной демократии
12:45
Ройзман: от парня с Уралмаша до лица провинциальной демократии

Если не брать в расчет выборы московского градоначальника, наиглавнейшая интрига избирательного марафона 8 сентября — схватка за пост мэра Екатеринбурга, города-полуторамиллионника, потенциал которого где-то даже сравним со столичным. При этом на Урале интрига закручивается покруче, чем в Москве. В Екатеринбурге наиболее популярен кандидат от оппозиционной «Гражданской платформы» Евгений Ройзман.

Впрочем, то, от какой партии Евгений Вадимович идет на выборы, — вопрос десятый. Жил бы он в Штатах, сказали бы self-made man. У нас: «Себе на уме».

«Ройзман» — это бренд, для российской провинции значащий не меньше, чем «Навальный» для столичной либеральной тусовки. А может, и больше. Одни его демонизируют, другие — боготворят. Обстоятельства его биографии и их оценки столь полярны, что порой кажется: речь идет о двух совершенно разных людях, которые при встрече вряд ли подали бы друг другу руку.

Правильный пацан

Евгений Ройзман родился 14 сентября 1962 года в районе Уралмаш города Свердловска (ныне — Екатеринбург ). Мама — нянечка в детсаду, папа — энергетик на заводе «Уралмаш». Учился в 28-й школе, говорят — неважно. И это, по местным понятиям, правильно. Как и то, что преуспел в спорте: бегал на лыжах, играл в волейбол. Ну а в 15 лет, как и положено правильному пацану, свалил из отчего дома и исколесил всю страну.

Вы не поверите, но дальше все было точно по сценарию условного сериала «Бандитский Ебург». В 19 лет Женя Ройзман сел за воровство, мошенничество, «ношение, изготовление и сбыт кинжалов, финских ножей или иного холодного оружия». Авторитет «на районе» оказался обеспечен на всю жизнь. Правда, первоначальный приговор был не пацанский: три года условно с привлечением к труду. Позже нарсуд одумался и отправил в места заключения на 2 года 14 дней. В ноябре 1983 года Ройзман освободился, в 1984 году судимость была снята.

Сам Евгений Вадимович ошибки молодости не афиширует, но и не скрывает. Его поклонники вообще не усматривают тут никакого криминала: мол, кто без греха! Человек вину искупил и последующими деяниями доказал свою полезность обществу. Скептики возражают: как правило, осужденные по таким статьям в местах не столь отдаленных быстро обзаводятся соответствующей системой ценностей. Так или иначе, последующие события в жизни нашего героя оказались совсем из другой оперы.

Больше чем поэт

По выходу из заключения Евгений Ройзман работает слесарем-сборщиком на «Уралмаше» в бригаде Героя соцтруда Феофанова. Параллельно учится в вечерней школе. Затем поступает на истфак Уральского университета им. А. М. Горького. Всерьез увлекается старообрядческой иконописью. Главное хобби — поэзия. Слегка диссидентствует и красуется в майке с изображением звезды Давида. Входит в поэтическую группу «Интернационал». Сначала публикуется в самиздате, затем — в молодежных журналах. Первой официальной публикацией (1987 год) стало стихотворение про Марка Шагала в журнале «Аврора». В 1988 году стихи Ройзмана в «Юности» похвалил мэтр Евгений Евтушенко. Наш герой становится членом российского Союза писателей. Группа «Юта» записала несколько композиций на его стихи, ставших хитами, в частности — «Жили-были», «Славная осень».

Ройзман экстремально разносторонний человек. В начале перестройки он вступает на предпринимательскую стезю: торгует антиквариатом и ювелирными изделиями. На рубеже 90-х с другом-одноклассником Вадимом Чуркиным создает фирму «Ювелирный дом». Основное направление — производство ювелирных изделий и часов.

При этом Евгений Вадимович не скупится на благотворительность, спасает культурное наследие земляков. Издает альбомы иконографии и живописи, организует художественные выставки, становится спонсором нескольких детских домов. В 1999 году создает единственный в России частный музей «Невьянская икона», вход — бесплатный. При музее созданы реставрационная мастерская и реставрационное отделение для детей в училище имени И. Д. Шадра.

Наконец, вместе с единомышленниками основывает фонд «Город без наркотиков» (ГБН), занимающийся реабилитацией наркоманов и борьбой с наркоторговлей в Екатеринбурге и окрест. Фонд получает поддержку со стороны РПЦ. Телеканалы обходят кадры, на которых бритоголовые активисты «Города без наркотиков», подъехав на джипах, одним лишь добрым словом убеждают держателей наркопритонов свернуть деятельность и переквалифицироваться в управдомы.

Казалось бы, вот он — образцовый бизнесмен, интеллектуал, патриот, надежда Отечества. Но злые языки судачат, что общая картина отнюдь не пасторальна. Мол, стартовый капитала Ройзману подогнали правильные пацаны с Уралмаша, а его благотворительные и просветительские деяния — суть прачечная по отмывке репутации и криминальных капиталов товарищей.

Уточним: криминальная группировка «Уралмаш» в начале 90-х была ночным кошмаром свердловчан. Специализировалась на рэкете и заказных убийствах. В середине 90-х за решеткой оказались чуть ли не два десятка участников группы. Разгром ядра уралмашевских завершился к началу 2000-х, в то же время родился фонд ГБН. Говорят, что у его истоков стоял один из уралмашевских криминальных авторитетов Александр Хабаров. Сразу по создании ГБН слил в телеэфир материалы по цыганским и таджикским наркоторговцам, а также компромат на «оборотней в погонах».

Что ж, в борьбе с безусловным злом, каковым являются наркомания с наркотрафиком, все средства хороши. Создание фонда, кем бы ни были его отцы-основатели, дело благое и очень нужное, тем более что ГБН работает по полной программе: с приютами, реабилитационными центрами, штатом сотрудников, серьезным финансированием…

При этом недруги Ройзмана подозревают, что фонд стал ширмой уралмашевских, средством для отвлечения внимания силовиков на этнические ОПГ с целью передела местного рынка наркоторговли. Что, мол, бывшая ОПГ «Уралмаш» просто перестроилась под правила нулевых и легализовалась.

Впрочем, никаких юридических подтверждений этим домыслам как не было, так и нет. Сам Ройзман свою связь с оргпреступностью опровергает, не отрицая, однако, что уралмашевские помогали фонду в операциях по зачистке наркоточек. Правда, в середине 2003 года одного из руководителей фонда привлекли к суду за торговлю дурью. На процесс приезжал сам Ройзман — защищал коллегу, но тот все-таки получил срок.

Так или иначе, на посту президента ГБН Евгений Ройзман прославился не только наркоборчеством, но и конфликтами с правоохранителями — из-за погромов, учиняемых сотрудниками фонда в домах наркобаронов, а также негуманных и не всегда законных методов реабилитации наркоманов. В 2002 году трое из них сбежали, по возвращении один погиб от побоев. Сотрудники фонда утверждали, что беглецов привезли к ним в тяжелом состоянии, но, как выяснилось на суде, погибшего все-таки побили...

Реальный политик

Несмотря ни на что, популярность Ройзмана росла как на дрожжах. Осенью 2003 года он выдвигает свою кандидатуру в депутаты Госдумы по одномандатному избирательному округу. Его соперник, бывший начальник Свердловского УБОПа Василий Руденко, обвиняет Ройзмана в связях с оргпреступностью и оглашает данные о его судимости. Не сработало: Ройзман стал депутатом.

В четвертой Думе он вошел в комитет по безопасности и комиссию по проблемам Северного Кавказа. Пост президента ГБН передал Андрею Кабанову, одному из основателей фонда, бывшему участнику ОПГ «Синие», бывшему наркоману и зэку, затем — депутату Екатеринбургской думы.

В декабре 2004 года вместе с епископом Екатеринбургским и Верхнетурским Викентием Ройзман ходатайствовал за освобождение на поруки арестованного Александра Хабарова. Но через месяц тот погиб в тюрьме при невыясненных обстоятельствах (официальная версия — самоубийство).

Будучи депутатом, Евгений Вадимович работал в составе Комиссии при правительстве по противодействию распространению наркотиков. Ратовал за ужесточение санкций в отношении наркоторговцев и продавцов алкоголя несовершеннолетним, введение визового режима с наркопроизводящими странами СНГ. Выступал за учреждение института принудительного лечения наркомании и алкоголизма по решению суда. 17 мая 2005 года решением патриарха Алексия II награжден церковным орденом Димитрия Донского III степени.

В августе 2006 года, оставаясь беспартийным, Ройзман возглавил список Российской партии жизни на выборах в Свердловскую облдуму. Город тут же украсили билборды с описанием судимостей Ройзмана и председателя исполкома отделения Партии жизни Дмитрия Уткина. Вошел в список РПЖ и другой бывший осужденный, Александр Новиков, — друг Ройзмана, известный автор и исполнитель русского шансона.

Одновременно в Интернете появился сайт, увенчанный надписью «Ройзман против женщин». В частности, приводились выписки из приговора Орджоникидзевского суда от сентября 1981 года. «Подсудимый Ройзман, находясь в близких отношениях с гражданкой К., путем обмана завладел ее личными вещами: брюками джинсовыми, импортными… золотыми изделиями на сумму 760 рублей». И прочее в таком же духе. Сайт был зарегистрирован на некоего Алексея Петровича Петренко.

Компромат опять не помог. Список Партии жизни во главе с Ройзманом в областную Думу прошел. Сам Евгений Вадимович отказался от мандата, оставшись депутатом Госдумы, где нашел свою первую партийную любовь. Партия жизни, созданная тогдашним спикером СФ Сергеем Мироновым, стала основой «Справедливой России». К ее-то фракции и примкнул екатеринбуржец. В декабре 2007-го именно Ройзман должен был повести свердловских «справедливороссов» на думские выборы, но Сергей Миронов его из списка исключил. Источники в администрации президента не скрывали, что Миронову настоятельно посоветовали очистить партряды от лиц с сомнительной репутацией. Ройзман в сердцах написал в ЖЖ: «Политика — это г...но». Вышел из «СР», создал общественную организацию «Сила в правде».

Но в июле 2011 года вступил в партию «Правое дело». К Михаилу Прохорову его привел Александр Любимов, который в свое время первым показал «Город без наркотиков» в программе «Взгляд». Предполагалось, что Евгений Вадимович войдет в федеральный список партии на декабрьских выборах в Госдуму. Прохоров пообещал не уступать возможному противодействию со стороны федеральной власти, заявив, что Ройзман уйдет из «Правого дела» лишь вместе с ним. Так и случилось. Против него восстали и многие «праводельцы», и чиновники президентской администрации.

Тогда поговаривали, что Кремль, поманив олигарха политической перспективой, тут же его и осадил, а Ройзман — это так, для отвода глаз. Но все было скорее несколько иначе: власти не понравилась именно фигура Ройзмана.

После декабря 2011-го в стране многое поменялось. У Евгения Вадимовича исчезли проблемы с партийной крышей. Ее обеспечил все тот же Прохоров с его «Гражданской платформой». В июле 2013 года Ройзман согласился стать кандидатом от регионального отделения «ГП» в мэры Екатеринбурга. При этом отказался от финансовой помощи Прохорова — сам собрал средства на кампанию…

Итак, Евгений Вадимович Ройзман. Бизнесмен и общественный деятель с криминальным прошлым, что отнюдь не редкость среди тех, кто подвизался на ниве региональной политики. Связан ли до сих пор с криминалом? На сей счет есть лишь подозрения, основанные на косвенных фактах и домыслах. На другой чаше весов — реальные хорошие дела и польза, которую Ройзман принес екатеринбуржцам. В августе 2011 года он объявил о старте уже всероссийского проекта «Страна без наркотиков». Поэт, политик, почетный член Российской академии художеств, член Союза писателей. Занимается книгоиздательством, собирает иконопись. Чемпион России по трофи-рейдам, неоднократный призер и победитель Урал-трофи. Мастер спорта. Многодетный отец (три дочери).

Энергичен, харизматичен, амбициозен. Характер — не нордический. Если сильно огорчится, может и послать, и тумаков навалять. В октябре 2006 года на радиодебатах в прямом эфире двинул «родинцу» Евгению Зяблицеву, когда тот начал упрекать его за монетизацию льгот. Взорвался Ройзман, потому что в свое время голосовал против монетизации, а Зяблицев как раз за. В радиоприемниках раздались хлопки, звук падающей мебели и слова диктора: «У нас внештатная ситуация, мы прерываем эфир. Боже…»

Кто бы что ни говорил, других столь же эффективных и энергичных борцов с наркомафией у нас нет. Официальные органы на этом поприще реальными успехами, мягко говоря, не блещут. А пока это так, популярность Ройзману обеспечена, а его политические горизонты широки. Хотя и не безоблачны.

Источник: itogi.ru
Просмотров: 146 | Добавил: farraconso | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0